Америку охватила паранойя по поводу Путина

При этoм нaстoящaя прoблeмa Зaпaдa, пo мнeнию aвтoрa, зaключaeтся в тoм, "кудa мoжeт зaвeсти пaрaнoйя". Нaмeтившaяся в США тенденция во всем усматривать руку Москвы опасна для американского общества, полагает колумнист New York Times, известный политолог Иван Крастев. Кроме того, когда западные политики, эксперты и СМИ во всем обвиняют президента России, он "видится всемогущим, а остальные кажутся бессильными". "Западные политики и комментаторы с настораживающей готовностью обвиняют российскую пропаганду или манипуляции ФСБ в проблемах наших демократий", — пишет политолог, указывая, что проблемы коренятся вовсе не в предполагаемом российском влиянии. На протяжении последних недель западные комментаторы проявляли склонность винить Москву во всем — от Brexit до возросшей популярности Дональда Трампа. "В современном безумном мире главной задачей следующего президента станет сохранение Америки в здравом уме. Как предвыборная стратегия Демократической партии США принцип "обвиняй во всем Путина" тоже вызывает сомнения. Логично, что Путин хочет, чтобы Трамп стал президентом США <…> Но нужно огромное преувеличение, чтобы думать, что вмешательство России определит исход выборов или что она вообще попытается это сделать", — отмечается в статье. "Конечно, как говорится в шутке, если у вас паранойя, это не значит, что за вами не следят. Все это мешает продуктивному обсуждению серьезных проблем и не позволяет эффективно выстраивать отношения с самой Москвой. Опросы показывают, что американцы не ощущают особой угрозы со стороны России – их больше беспокоят терроризм, миграция и безработица. Крастев пишет, что, хотя и в самой России есть аналогичные антиамериканские настроения, на Западе распространение "паники по поводу Путина" поражает. Преодоление нашей "паранойи по поводу Путина" станет первым шагом на пути к устранению дестабилизирующего международного влияния России", — иронизирует Крастев. "Одержимость Путиным", таким образом, лишь подкрепляет тезис республиканцев о том, что демократы потеряли связь с рядовыми американцами.